Международный форум театрального искусства «ТЕАРТ»
организаторы:
при поддержке:
Центр визуальных и исполнительских искусств
«Aрт Корпорейшн» :
220030, г. Минск, улица Интернациональная, 21
+ 375 44 490 48 99 (билеты/tickets) + 375 17 392 29 54 + 375 17 395 30 20

Новости

06 ноября 2020
Спектакль-исследование о связи с вечностью: Дмитрий Волкострелов и Ксения Перетрухина о «Пермских богах»

«ТЕАРТ» завершился, но мы продолжаем делиться с вами конспектами Q&A, которые проходили после показов спектаклей Международной программы. 11 октября на площадке «Ок16» в записи показали постановку «Пермские боги» о связи вечности и современного человека. После просмотра зрители обсудили с режиссёром Дмитрием Волкостреловым и художницей Ксенией Перетрухиной театрально-музейную коллаборацию, вещи с историей и то, как пермская деревянная скульптура вдохновила авторов на создание целого спектакля-исследования. 

Спектакль «Пермские боги» — номинант премии «Золотая Маска» в номинациях «Спектакль малой формы», «Работа художника» (Ксения Перетрухина), «Работа режиссёра» (Дмитрий Волкострелов), «Работа художника по свету» (Илья Пашнин).

Показ постановки прошёл в рамках совместной инициативы форума «ТЕАРТ» и проекта фестиваля «Золотая Маска» «Видеопоказы лучших российских спектаклей». 

Модератором разговора выступила директор форума «ТЕАРТ» Анжелика Крашевская.

О феномене древней храмовой скульптуры и важности работы с историческим материалом


Дмитрий Волкострелов: Я надеюсь, что наш спектакль концептуально очень важен для Перми. Ведь деревянные скульптуры — это настоящий мировой культурный феномен. Если коротко: в городе есть уникальная коллекция деревянных скульптур, она представлена в Пермской государственной художественной галерее. Большая часть этих скульптур лежит в запасниках. В чём их уникальность? Когда происходила колонизация Урала и переход в православие, местные язычники начали вырезать скульптуры. Однако, как мы знаем, в православии скульптура была запрещена и нигде не использовалась. На Урале же получился такой симбиоз христианской и языческой культуры, народное творчество, запечатлённое в уникальной форме. Эти скульптуры и называют «Пермскими богами».

Чтобы понимать важность этого феномена, есть одна история. Когда-то  Москву привозили Джоконду из Лувра. Между музеями существует такая практика обмена произведениями искусства, своеобразная «страховка». Взамен на Джоконду Лувр попросил у Русского музея пять деревянных богов. 

Анжелика Крашевская: Ваш проект не имеет литературной основы, он построен на исследовании и совместной авторской работе над историческим материалом. Как шёл процесс подготовки такого уникального спектакля?

Ксения Перетрухина: Нам было замечательно вместе работать. Все проекты Димы, в которых я принимала участие, проходят в очень плотном обсуждении всех участников. Мы работали над этим вместе: актёры, режиссёр, художник по костюмам, художник по свету, композитор и другие — как над общим делом за общий результат.

Много раз в период подготовки спектакля мы посетили Пермскую галерею. Сразу была придумана конструкция «года» и «времени суток». Актёры — Пермские боги — существовали в конструкции крестьянского быта, глубоко связанного с природными циклами. Днём они работают и вовлечены в хозяйственные циклы, ночью — в «духовное» время — они читают стихи и осмысляют жизнь. Для меня было мечтой сделать спектакль с такой концепцией. Здесь важна работа художника по свету Ильи Пашнина: свет бродит по сцене, как сжатые сутки, и мы будто ощущаем вращение земли, времени и бесконечности существования. 

Дмитрий Волкострелов: Вместе с композитором Дмитрием Власиком мы ездили в экспедицию на север Пермского края. Ездили по этим маленьким городам, где вся эта скульптура и создавалась, а в некоторых местах хранится до сих пор в небольших местных музеях. Была зима, это совершенно потрясающие переживания, которые мы так как-то пытались передать в спектакле.  

Музейное пространство как театр и устройство Пермской галереи


Ксения Перетрухина: Для меня было очень важно подчеркнуть, что «Пермские боги» — это театрально-музейный проект, и перед зрителями — настоящий музей. Что здесь всё настоящее. В спектакле не используются объекты музейного хранения, однако важно подчеркнуть, что все вещи не декорации. Это всё — вещи с историей. Пермская старина и доски из разрушенных домов, настоящая чашка, древние саночки. Мы принципиально не использовали декорирование. Использование вещей, запечатлевших время, даёт ощущение того, что мы находимся в бесконечном круговороте времён. Чувство молчаливого предстояния человека перед предметным миром — пожалуй, для меня одна из самых драгоценных и принципиальных вещей в художественной системе.

Дмитрий Волкострелов: Однажды в Пермской галерее я видел те самые запасники, которые не представлены в основной экспозиции. Это совершенно иные ощущения: когда скульптуры не интегрированы в музейное пространство, а просто составлены в отдельном помещении, будто сидящие Христы в маршрутке, ощущается присутствие чего-то божественного в этом пространстве. Я и подумал тогда, что было бы интересно сделать спектакль по этому материалу и в принципе рассказать об этой истории.

Анжелика Крашевская: Музыка в постановке тоже показалась неотъемлемой частью всего действия. Расскажи о работе с композитором в этом спектакле.

Дмитрий Волкострелов: У нас с Митей (прим: Дмитрий Власик, композитор) такой принцип: в какой-то момент он появляется, смотрит на то, что мы делаем, и понимает, что он сюда ещё может привнести. Он это хорошо чувствует. Он  работает с голосом актёров и ритмами. 

Анжелика Крашевская: Мне кажется, в этом спектакле всё гармонично и целостно. Есть ощущение, что за один час и пятнадцать минут спектакля погружаешься в какую-то нереальность, наблюдаешь за падающими звёздами либо ищешь Большую медведицу. Это необычное ощущение медитации. 

О том, как стихи Бродского и тексты из книги отзывов в Пермской галерее стали частью спектакля


Дмитрий Волкострелов: В спектакле присутствуют несколько текстовых массивов. Первый — стихи. Они возникли ещё задолго до того, как был создан спектакль. Мне в голову пришло стихотворение Бродского о том, что «В деревне бог живет не по углам, как думают насмешники, а всюду», и так далее. Оно просто всплыло в памяти, а в процессе работы стало понятно, что поэзию в спектакле тоже нужно использовать. Вместе с актёрами мы долго искали, пока, наконец, из совершенно разных стихов не образовался массив.
Также в спектакле используются реальные тексты от посетителей из книги отзывов Пермской галереи с 1950-х годов. Вместе с актёрами мы изучали все сохранившиеся в книге записи.  Также в спектакле звучат фрагменты интервью о Пермских богах, которые актёры в процессе работы над спектаклем собирали у жителей Перми. Артисты продолжают собирать эти записи до сих пор.  

Ксения Перетрухина: Стоит отметить, что набор стихов, тексты из книги отзывов и фрагменты интервью меняются, постоянно добавляется что-то новое. Вообще здорово, что у нас спектакль родился из поэзии, это очень интересно.

«Пермские боги – это люди, которые живут в Перми»


Зрительница из зала: Я многократно была в Перми, и каждая встреча с Пермскими богами — это нечто мистическое. Представьте: Пермская галерея, о которой мы сейчас говорим, находится в храме 18 века. Чтобы подняться в галерею, нужно пройти вдоль иконостаса, а потом ты оказываешься на каком-то чердаке, большой антресоли, и там эти Пермские боги битком набиты. А у тебя ощущение, что ты на этом чердаке будто между небом и землёй находишься. В спектакле прозвучала такая фраза: «Пермские боги – это люди, которые живут в Перми». Это просто фантастика, как люди там живут, какие они креативные и творческие. 

Ксения Перетрухина: И я сама всегда рассказываю про устройство Пермской галереи. Сильнейшие ощущения связаны с тем, что ты находишься на такой высоте в церкви, где человек не находится никогда. Там только воздух. Я даже придумала себе правило: каждый раз прихожу в галерею, если оказываюсь в Перми. И каждый раз я получаю от визита сильнейшее впечатление.

И про пермских людей… Действительно, это люди какого-то невероятного качества и душевной целостности. Когда мы делали этот спектакль, нам помогали все. Бутафор в театре взялся собирать все предметы и принёс их нас с такой любовью. Директор театра отдала свою старую лейку, когда мы долго не могли отыскать подходящую. Ничего из костюмов мы не покупали: что-то собрали, что-то нашли в театре. Я просто привезла свои вещи, свою любимую обувь. Это очень важный момент.

В ближайшее время на сайте будут опубликованы и другие Q&A с прошедших показов. Чтобы оставаться в курсе, следите за новостями в социальных сетях Форума. 

 
http://www.dewpoint.by