Международный форум театрального искусства «ТЕАРТ»
организаторы:
при поддержке:
Центр визуальных и исполнительских искусств
«Aрт Корпорейшн» :
220030, г. Минск, улица Интернациональная, 21
+ 375 44 490 48 99 (билеты/tickets) + 375 17 392 29 54 + 375 17 395 30 20

Новости

28 ноября 2020
«У таких авторов есть свойство оставаться актуальными здесь и сейчас»: читайте конспект обсуждения «Снов Райниса» с режиссёром Кириллом Серебренниковым

Возможно ли поставить спектакль о национальном поэте Латвии, будучи русским, и при этом угодить зрителю и остаться верным своему творческому методу? Кирилл Серебренников — бескомпромиссный и узнаваемый, а каждый его спектакль становится событием. Ему удаётся ставить спектакли за пределами России так, будто больше не существует никаких культурных и ментальных барьеров, а есть только творчество и большая цель. 

Театральная постановка «Сны Райниса» посвящена 150-летию Райниса, величайшего из латышских поэтов, одного из отцов латышской национальной идентичности. Это путешествие по жизни Райниса с использованием стихов, снов и воспоминаний из его дневников.

После показа состоялось обсуждение с режиссёром Кириллом Серебренниковым,  продюссером Илоной Матвеевой, либреттистом Иевой Струкой и бывшим директором театра Ояром Рубенисом. Модерировала обсуждение директор Форума «ТЕАРТ» Анжелика Крашевская.

«Спектакль о Райнисе — это спектакль о самом Кирилле, о любом художнике в принципе»


Кирилл Серебренников: Райнис был таким интеллигентом, который пытался понять, как ему выжить в этих чудовищных ситуациях — смене власти и кровавых революциях. Это рефлексия мыслящего, чувствующего человека, который попал в тяжелую передрягу. Как, в общем-то, все мы. 

Ояр Рубенис говорил мне: «Нужен Райнис, ты должен сделать спектакль по Райнису!». А я его если и читал до этого, то одно стихотворение в юности для поднятия общего культурного фона. Специально для этого Ольга Петерсон перевела материал, чтобы я мог работать. Это всё затеял Ояр, который в этот спектакль поверил.

Ояр Рубенис: Ещё 10 лет назад продюсер Илона Матвеева обратила на Кирилла внимание. Я был в Риге, нашёл его телефон, и он мне сказал: «Приезжайте». У меня, слава богу, была виза, я приехал в Москву. Тогда мы поставили «Мёртвые души», это был его первый спектакль за границей. Кирилл поставил в Латвии 4 огромных спектакля, которые продвигали театральное искусство, новое мышление. Мы сразу решили, что спектакль про Райниса должен делать Кирилл. Он так загорелся этим проектом, как может загореться только художник, у которого всё внутри кипит. 

Иева Струка: Кирилл сказал, что нужно найти в Райнисе что-то глубоко национальное, понятное латышам, и вместе с тем что-то универсальное, что характеризует любого великого художника. Я думаю, что спектакль о Райнисе — это спектакль о самом Кирилле, о любом художнике в принципе. 

В школах у нас изучают несколько произведений Райниса, однако ученики не думают о нём как о живом человеке. Они видят памятник, знают, что это классика. Но то, что человек был молодым, страдал, мечтал — об этом очень мало задумываются.

Ояр Рубенис: Всегда сложно говорить что-то новое про таких авторов, как Райнис. Всё может быть воспринято как что-то уже всем известное, избитое, однообразное. Мы хотели показать Райниса таким, чтобы латыши по-настоящему прониклись его уникальной природой. 

Когда мы показали этот спектакль впервые, у публики был шок. Иностранец, да ещё из России, такой скандальный режиссёр ставит Райниса, нашего кумира. Однако молодежь сразу начала говорить: «Так тоже можно? Он писал такие вещи?». Мы пришли к тому, что сейчас в каждом маленьком коллективе про Райниса говорят как про современного автора. Он перестал быть кумиром из прошлого столетия. И всё это благодаря новым идеям и тому, как Кирилл увидел этого автора.

Иева Струка: Хочу напомнить, что Райнис родился в Витебской губернии. Так что это и ваш автор тоже!

Кирилл Серебренников: Да, ваш автор тоже. 

«Прекрасный театр должны иметь возможность увидеть всё»


Илона Матвеева: С появлением Кирилла в нашем театре появились титры на русском и английском языке. У нас не очень большая аудитория, и мы хотели расширить её за счёт почитателей Кирилла и показать эти прекрасные спектакли. К нам пришла русскоязычная и англоязычная аудитория, много туристов. Не каждый спектакль в нашем репертуаре идёт с субтитрами, а спектакли Кирилла — все.

Кирилл Серебренников: Потому что Кирилл очень просил об этом и говорил: «Без русских субтитров, пожалуйста, не показывайте мои спектакли». И Илона и Ояр на это согласились. Мне было очень обидно, что русскоязычная аудитория вообще не ходила в Национальный театр Латвии. Вообще. Даже те люди, которые знали латышский язык. И я подумал, что такой прекрасный театр должны иметь возможность увидеть все, особенно интеллигентная русская публика. Стали приезжать туристы из России и смотреть мои спектакли. Это тоже способствует интеграции, потому что театр — это мост. Он должен соединять культуры, народы, языки. Мы честно сделали все, чтобы дружба между Россией и Латвией была. 

Не стоит думать, что мой приезд привил какую-то раскрепощенность в латышском театре. Латыши вообще достаточно свободные люди. Они отстояли свою свободу на площадях, у них была своя революция. Рига является одной из театральных столиц мира. Это город, где традиционно любят театр. Таких городов на самом деле не так много. Театр любят в Лондоне, в некоторых польских городах, в Германии, Франции, а вот в Испании не любят, и в Португалии к нему относятся как-то по-другому. Поэтому, когда я приехал, я не говорил: «Ребята, сейчас начнём жить по-другому». Я сам у них многому учился. Это была именно коллаборация, сотворчество. 

Ояр Рубенис: Я думаю, Кирилл научил нашу аудиторию слушать и принимать новое. После его спектаклей люди поняли, что такой театр не надо ругать, говорить, что он плохой. Надо просто стараться понять, что эти артисты вместе с режиссёром хотят что-то новое мне сказать. Значит, я должен учиться толерантности. 

«Человек — как сороконожка: если она начнет думать, с какой ноги ступить, она перестанет ходить»


Кирилл Серебренников: Мы следим за тем, что происходит в Беларуси, потому что здесь живут родные нам люди. В «Гоголь-центре» недавно прошёл спектакль по тексту Саши Филипенко «Красный крест», который очень срезонировал с событиями в Беларуси. Русская история, написанная белорусским автором, «Красный крест» — выглядел так, как будто мы специально всё это делали к событиям, происходящим в Беларуси. На самом деле этот спектакль был затеян год назад или даже раньше. 

Надо помнить, что самые суровые и тяжелые испытания всё равно заканчиваются. Так устроено человечество — боль не может быть бесконечной. И мне очень ценно и важно видеть, что в Беларуси происходит именно мирный протест. Всё, что вы делаете, направлено на уменьшение зла, насилия и мрака в природе. Это хорошая карма. У вас всё будет хорошо, вы большие молодцы. 

Когда-то мы приезжали в Минск со спектаклем «Пластилин», это было начало двухтысячных. И я никогда не забуду этот спектакль, потому что было ощущение, что в зале нет зрителей. Люди, которые смотрели спектакль, боялись того, что они видят на сцене, боялись своих реакций, были зажатые, испуганные. И то, что я вижу сейчас, — это другие лица. И какой бы политической конфигурацией всё не закончилось, вы уже другие люди. Не те, которых я видел в двухтысячных и которых уже, к счастью, не увижу. 

Вопрос от зрительницы: У вас в «Гоголь-центре» относительно недавно была премьера спектакля по Макдонаху — «Палачи». Не думаете ли вы привести его к нам в страну? Беларусь — единственная страна в Европе, в которой существует смертная казнь. 

Кирилл Серебренников: Дорогая, я отвечу очень быстро. Сначала отмените смертную казнь, а потом мы приедем с этим спектаклем. Потому что это спектакль про людей, которые испытывают проблемы после отмены смертной казни. Сегодня, боюсь, наш спектакль будет неправильно понят в Беларуси. Мы готовы морально поддержать отмену смертной казни в вашей стране, но, боюсь, сейчас вам важно решить много других проблем. Театр, голос народа, который происходит сейчас на площадях и улицах Минска гораздо сильнее любого спектакля, любого театрального впечатления. Поэтому давайте с этим сначала разберёмся, а потом будем ездить друг к другу с гастролями.

Человек — как сороконожка: если она начнёт думать, с какой ноги ступить, она перестанет ходить. Наверное, в Беларуси сейчас такое время, когда не надо искать точное слово, которое выражает весь спектр огромных, сложнейших эмоций, которые вы испытываете. Нужно действовать. От каждого человека зависит судьба страны, семьи, сообщества — любого, профессионального или человеческого. Для того, чтобы описать такие огромные явления, которыми живёт сейчас ваша страна, нужно время и дистанция. Большое видится, конечно, на расстоянии. А сегодня каждый день нужна поддержка друг друга, нужна помощь. 

«Райнис нас всех спас. Это нас сблизило»


Вопрос от зрительницы: Среди тем, которые звучат в спектакле, какая вам кажется самой важной?

Иева Струка: революция, одиночество, солнце, любовь, тайна, человек будущего…

Ояр Рубенис: ...стремление к власти!

Кирилл Серебренников: Власть, власть... Послушайте, в конце концов, человек не может из одного чего-то состоять. Он состоит из всего. Поэтому мы выбрали те самые слова, которыми болеет и живет каждый человек. Вот так я бы ответил на вопрос.

Ояр Рубенис: Если вы помните, у нас на сцене находится очень большое деревянное солнце, которое крутится. Однажды на репетиции это солнце вдруг падает на сцену! Я в ужасе, потому что оно очень тяжелое. Оно падает на актёров, на хор. Я в шоке, выбегаю, думаю, что же будет, ведь там точно кто-то убит. И знаете, всё обошлось. Райнис нас всех спас. Мне этот спектакль запомнится на всю жизнь. Это нас сблизило.

«Все эти испытания откроют путь к новому театру»


Кирилл Серебренников: Ничего хорошего в этой пандемии нет. Ну, хорошо, если никто не заболел, и всё. Знаете, может быть, когда ты выходишь из ежедневной мясорубки, суеты, связанной с репертуаром и репетициями каждый день, то начинаешь думать, что такое вообще театр. Возможно, сейчас у нас передышка, и мы должны понять, в чём наше предназначение, на какие темы и как разговаривать с аудиторией. После окончания пандемии уже не получится сделать вид, будто ничего не изменилось. Эти испытания откроют путь к новому театру.

Ояр Рубенис: Я хочу сказать, что мы все гордимся тем, что сделала труппа и работники вашего Купаловского театра. Это большой подвиг. Я помню, когда мы в Прибалтике шли к независимости, все последние годы театр был самым главным рупором, через который говорили о самом важном.

Кирилл Серебренников: Когда по телевидению и в газетах ложь, то остается только театр.

http://www.dewpoint.by